руende

Тимм Ульрихс: Тотальное искусство

Автор - Екатерина Кенигсберг

Всегда думайте о том, чтобы забыть меня!

Тимм Ульрихс, 1969

Родившийся в 1940 году в Берлине, живущий с 1959 года в Ганновере, с 1972 года профессор Художественной академии Мюнстера, Тимм Ульрихс сегодня работает в области концептуального искусства и искусства акций. Понятием «тотальное искусство» он определяет все области жизни в своей художественной программе. Т.Ульрихс представляет подчеркнутый вариант старого, но все еще актуального стремления объединить жизнь и искусство, сделать из него общее художественное произведение. Он последовательно игнорирует традиционные границы между различными художественными дисциплинами.

Обратившись вначале к конкретной и визуальной поэзии, и исходя затем из художественных или, соответственно, антихудожественных представлений и тенденций дадаизма, в 1966 году Тимм Ульрихс объявляет себя «первым живым произведением искусства». Этот последовательный шаг в смысле расширенного и измененного понятия искусства и понимания искусства является манифестацией его специфической экстремальной позиции в международном художественном авангарде. Далее он переходит от буквального восприятия языка и буквенного восприятия предметов к проблемам идентичности вещей и понятий.

Творчество художника настолько объемно и многообразно, что сперва даже сбивает с толку. Его работы всегда убеждающе прямолинейны и подобны исследованию, основанному на неисчерпаемом резервуаре идей процесса сознательной / осознанной визуализации. Значение таких художественных упражнений заключается в формировании человека и общества. Уверенно, независимо от изменяющихся художественных тенденций, Тимм Ульрихс убедительным образом превращает такие упражнения для ума в картины, рисунки, слова, звуки и образы, благополучно избежав опасности создания интеллектуальных игрушек. Художник несет этическую ответственность за убедительность и последовательность, насыщенность и постоянство своего творчества.

Хвалебные слова в адрес художника зачастую напоминают надгробные речи на похоронах первого класса. Подметив это, Тимм Ульрихс еще в семидесятые годы издал «Extrablatt» с бросающимся в глаза заголовком «Тотальный художник Тимм Ульрихс убит метеоритом!» и со «статьями-отзывами» о себе и своем искусстве.

«Поэт – это человек, ищущий одиночества, чтобы смоделировать свою могилу, – утверждал Малларме. – Если художник занимается искусством с целью увековечить себя в своих работах, то он создает работы, напоминающие надгробные памятники или могильные плиты. Жизнь для искусства: жизнь только тогда имеет значение, если она готовит к смерти, инсценирует ее».

«Размышлениям о смерти» посвящены его инсталляция «Past – Present – Future» («Три ступени возраста», 1970), перформансы «Человек-громоотвод» (1977; медный громоотвод длиной 504 см крепился к телу, Т.Ульрихс передвигался с ним по полю во время грозы в поисках молнии) и «Валун» (1978, валун распилен надвое, в нем выдолблена форма по размеру тела Т.Ульрихса, художник пролежал в этой форме в закрытом камне 10 часов).

В своей листовке «Природа, натурально искусственная – искусство, искусственно натуральное» (1972/1973) Ульрихс в афористической форме выражает свое отношение к соотношению природа–искусство. Согласно его тезисам, с момента нахождения перспективы в ренессансе через импрессионизм, экспрессионизм и кубизм сформировалась история способов и привычек видения в искусстве. В своем триптихе «Все в природе сформировано с помощью шара, конуса и цилиндра» (1968/1972) Т.Ульрихс разъясняет, что природа подражает искусству не натуральным образом, а в высшей степени недобровольно, «как следствие художественного насилия и произвола».

Эту тему он продолжает в своей фотосерии „Landschafts-Epiphanien“ (1972–1987), многократно показанной в разных музеях мира, в том числе и в Беларуси. Серия состоит из 27 цветных фотографий размеров 40х50 см и слайдовой пленки, с которой они отпечатаны, а именно с начальной и концевой части пленки. Т.Ульрихс подметил, что эти кадры, «техническая часть» каждой фотопленки, весьма напоминают необычные пейзажи, порой фантастические, порой романтические – суверенные автопоэтические конструкции. Человеческое воображение способно творить чудеса – так из отходов, из сора рождаются фантастической красоты закаты солнца в пустыне, восходы над верхушками леса и в горах. Эти снимки напоминают картины Ньюмана и Ротко, оказывающие на зрителей медитативное, почти религиозное воздействие своей концентрацией атмосферы, широты, бесконечности цветового пространства. На самом же деле это просто банальный переход между засвеченной и незасвеченной частью слайдовой пленки. По Ульрихсу, настоящая природа, а именно природа пленки не нуждается в трансформации языка изображения, показывающего природу. Она трансформируется и демонстрирует сама себя. Она остается тем, чем она есть – природой изображения.

«Кто фотографирует, тот имеет от жизни больше», – предполагает Т.Ульрихс. «Не теряйте переживаний: фотографируйте!». Достаточно нажать на кнопку, чтобы остановить время. Механически-аппаратный способ разгрузки памяти с помощью зафиксированных камерой воспоминаний призван не только разгрузить память, он еще и отражает способ видения: восприятие вещей существенно зависит от «фотографического взгляда» мозга. Искусство давно уже является не частью природы, увиденной темпераментом, как полагал Золя, а своеобразной искусственной реальностью, многократно отфильтрованной объективом камеры. «Только на фотографии жизнь получает аутентичность», – утверждает Тимм Ульрихс.

Считая себя живым произведением искусства («Тимм Ульрихс, первое живое произведение искусства»), Т. Ульрихс еще в 1961 году решил всю свою жизнь снимать на пленку. «Моя жизнь от рождения до смерти будет беспрерывно сниматься на пленку… Продолжительность фильма и продолжительность жизни персонажа идентичны, так же как герой и актер: «живые картинки» по «поставленной» жизни». („Lebens-Film 1“, 1961). Бесконечное вращение головы человека на видеопленке – бесконечный путь, который надо пройти к центру себя. Иллюзорная бесконечность пути – бесконечная иллюзия пути, – автор предлагает зрителю самому решить эту задачу.

Игра слов, игра в слова – одно из любимых занятий Т.Ульрихса. Художник использует слова, слоги, буквы, превращая их в предложения, анаграммы, палиндромы, обыгрывая их значения, выворачивая их, рассматривая под разными углами и с разных сторон, прибегая к помощи каллиграфии и повторов («это предложение я должен написать сто раз»). Таковы его объекты «Дистанция между жизнью и искусством (согласно немецкой статистике слов)» (1969/1978), „einst… stein“ (анаграмма 1963/объект 1979), работы «Фотокопия фотокопии фотокопии фотокопии» (1967/1975), «Фрагмент» (1962/1964), «Искусство мимикрии – мимикрия искусства» (1969), «Фальшивые оригиналы – оригинальные фальшивки» (1971), «Искусство-эрзац / эрзац-искусство» (1974),35-мм фильм «IKON-KINO» (1971/1977) и другие.

Ирония в высшей степени присуща художнику. Еще в 1965 году он создал «счастливый кубик», обычный кубик для игры в домино или кости, но с одним только отличием: все грани кубика имеют «счастливое» число 6. (В 2002 году берлинское издательство Artikel Editionen выпустило прототип кубика в широкую продажу по цене 6,66 евро).

«Графика в собственном смысле слова – это искусство грифеля», – говорит Т.Ульрихс и подтверждает это на примерах: работа «Однометровая линия» (1973) состоит из слитно написанного слова „Linie“ длиной 1 метр, а «Пятикилометровая линия, сохраненная (потенциальная графика)» (1972) представляет собой подвешенную над вертикально расположенным листом белой бумаги шариковую ручку. Графические работы «Тренируйся прилежно!» (1961), «Даже в мелочах не отклоняйся от нормы!» (1961) – пародии на лозунги-плакаты, памятные всем со школьных времен.

Разносторонний художник, Тимм Ульрихс занимается и скульптурой. Его скульптурные объекты также ироничны и своеобразны. К примеру, «Естественное изготовление топорища» (1972) представляет собой топор с посаженным в него молоденьким дубком, который со временем, вырастя, превратится в топорище. Или скульптура «Тимм Ульрихс: на обратной стороне земной поверхности» (1972/1980) – полый отливок тела, закопанный в землю так, что снаружи остался только отпечаток ступней.

Работа Тимма Ульрихса, представленная на documenta 6 1977 года: „Handlese-Kunstbuch (chiromanitsches Maniskript)“ (в дословном переводе «Художественная книга для ручного чтения (манускрипт хиромантии)») – бронзовая книга в виде рук самого художника размером 21,5х10,4х10,6 см. Работа художника лежит на границе между визуальной поэзией и концептуальным искусством. «Художественная книга для ручного чтения (манускрипт хиромантии)» находится в контексте подобных «книг» Тимма Ульрихса, которые сперва ничем не напоминают объект для чтения, а затем – как книжный объект – совершенно неожиданным образом вводят новые понятия и картинки. Восемь таких объектов были показаны на documenta 6. Работа состоит из точных до мельчайших деталей, выполненных в полном соответствии с масштабом бронзовых отливок рук Ульрихса. Два отливка соединены с помощью шарниров в „книгу из рук“. Эти „соединенные руки“, „оригиналы рук художника“ соединены в жесте Дюрера и предназначены к открытию чужой, третьей рукой. Ульрихсу, создавшему и обосновавшему понятие „я-искусства“, удалась роматическая самоирония вариации мечты многих выдающихся художников: создание „книги природы“ как личного номера.

Что такое искусство? Что делает искусство искусством?

«Искусство – жизнь, жизнь – искусство» – этому паролю Тимм Ульрихс следует с начала шестидесятых годов и по сей день.

Тимм Ульрихс

Мысль-игра
(карты Декарта)

я мыслю, поэтому существую.
я существую, поэтому мыслю.
поэтому мыслю: я существую?
поэтому я - существую, мыслю.
(Перевод: Генрих Сапгир)

Комментарии

Комментирование временно приостановлено